shmerochka (shmerochka) wrote,
shmerochka
shmerochka

Зарница для взрослых

Я не люблю агитировать в своем жж за какую-либо партию, поскольку считаю, что личный журнал предназначен не для этого. Но история про Ури Ариэля, совсем недавно напечатанная в израильском журнале, взолновала и расстрогала меня до того, что я ее все-таки представлю вашему вниманию в сокращенном виде.
Все это напомнило мне те давние и по-своему счастливые дни моего детства, когда мы всей семьей сидели
вокруг стола по вечерам и сочиняли "липу" - рассказ о том, почему некие люди в Израиле приходятся нам родственниками, и почему у нас не осталось никаких документов на эту тему.  Когда меня спрашивают, как я вспоминаю это время, я, по странному совпадению, отвечаю также как и Ури: кажется, мы играли в этакую зарницу для взрослых.
Теперь я знаю, кто придумал эту зарницу...

 

Зарница для взрослых

 Выезд из Советского Союза уже был официально разрешен, однако, из-за многочисленных бюрократических проволочек репатрианты прибывали в небольшом количестве. Несколько активистов движения Гуш Эмуним и других организаций, связанных с развитием Иудеи и Самарии, решили действовать до того, как неожиданно открывшееся окошко захлопнется. Во главе этой компании стоял тридцатипятилетний Ури Ариэль, на сегодняшний день депутат Кнессета от блока «Ихуд Леуми».

Несколько молодых активистов (среди них – Егуда Эцион, Инна Винярская, Моше Йогев) попросили помощи у состоятельных людей по всему миру и создали тайную организацию, включающую более двадцати филиалов по всему Советскому Союзу. Они никогда не рекламировали эту деятельность, оставшуюся в памяти этакой «зарницей для взрослых». Однако, благодаря этой зарнице, в Израиль приехали семьдесят тысяч репатриантов.

В те дни у власти находилось правительство национального единства во главе с Ицхаком Шамиром. В одной из редких встреч, состоявшихся между министром иностранных Шимоном Пересом и представителями поселенцев в Иудее и Самарии, зашла речь о демографической проблеме. Тогда все говорили, что вскоре нарушится равновесие между количеством арабов и евреев в стране. Ури Ариэль вспоминает: «Когда мы сообщили Пересу, что вскоре приедут репатрианты из Советского Союза, он сказал, что скорее у него на ладони вырастут волосы. У Рабина же воображение было еще лучше, он заявил, что если оттуда будет массовая репатриация, то он готов стать первым человеком в «Гуш Эмуним».

Репатрианты приехали, но уважаемые политические деятели не вырастили себе волосы в нестандартных местах и продолжают жить в Тель-Авиве. «Как обычно, мы – фантазеры, а они – реалисты», - замечает Ури Ариэль.

Теперь, спустя годы, игроки «зарницы для взрослых» пытаются проанализировать причины «пробки», возникшей на дороге из Советского Союза в Израиль. Инна Винярская, работавшая в организации «Амана», рассказывает, что в первое время после открытия «железного занавеса» советские власти обуславливали репатриацию евреев в Израиль наличием израильских родственников. Вместе с этим, в центре «Натив» при министерстве иностранных дел Израиля не хватало чиновников для проверки документов.

Иегуда Эцион рассказывает, что тогда-то и начиналась помощь, которую оказывала молодая компания. Эцион, Винярская и другие активисты находили «родственников» евреев, желающих репатриироваться, и направлялись к нотариусу для подтверждения родственной связи, иногда даже без самих «родственников», исключительно заручившись их согласием. «Натив» посылал вызовы по указанному адресу.

Позже выяснилось, что в Советском Союзе была нехватка чиновников, занимающихся разрешениями на выезд. Винярская рассказывает, что в то время у Израиля не было дипломатических связей с СССР, и весь процесс происходил через голландское посольство в Москве. Каждое утро выстраивались длинные очереди в посольство. Активисты разделялись на пары, в каждой из которых один говорил по-русски, и помогали чиновникам, с тем, что бы ускорить процесс получения разрешений.

Спустя немного времени, выяснилось, что существует еще более серьезная проблема. Уже знакомая нам компания погуляла по московскому аэропорту «Шереметьево», и поняла, что аэропорт просто перестал функционировать. Он был переполнен многочисленными еврейскими семьями из средней Азии, детьми, бесконечными вещами. «К туалету нельзя было приблизиться ближе, чем на десять метров», - рассказывает Инна Винярская.

Иегуда Эцион поясняет, что множество евреев, прибывающих в Шереметьево по требованию советского правительства, проживали рядом с Румынией, Польшей или Венгрией, куда они все равно прибывали по дороге в Израиль. Однако советское правительство настаивало на пути через Москву и Сохнут не мог или не хотел спорить с этим нелогичным решением.

К бесконечным очередям добавилась еще одна проблема: невозможность взять в самолет что-либо, помимо нескольких сумок. «Многие не могли расстаться с книжными полками или с пианино. Кроме того, вокруг аэропорта начали околачиваться криминальные группировки, которые просто обирали репатриантов по дороге в аэропорт», - рассказывает Эцион.

Сначала компания молодых активистов решила перевозить имущество репатриантов по морю и наняла корабли. Позже им пришла в голову идея провозить жителей пограничных зон напрямую в соседние страны, не делая круг через Москву. Для этой цели потребовалось много часов работы на местах, зарегистрированная частная компания, покрывавшая эту деятельность, а также много смелости, связи и денег. В этой деятельности очень помог Марьян Шинкар, бывший житель Черновцов, расположенных на границе с Румынией. Шинкар и Эцион зарегистрировались, как представители  фирмы «Офек Алия ве-Клита» и, подкупив мэра города, стали перевозить репатриантов за границу, а оттуда уже в Израиль. В последствии, у «фирмы» появилось 23 филиала в СССР – от Ташкента до Вильнюса. 70 тысяч репатриантов появились в Израиле с ее помощью.

Конечно, «фирма Офек» действовала не одна. Среди прочих, большую помощь оказал ей Натан Щаранский, предоставивший ребятам свой офис, работников и связи. Но и это не решало проблему. «Офеку» требовалось огромное количество денег – на оплату проезда активистов за границу, на зарплаты, а главное – на бесконечные взятки чиновникам. Иногда деньги шли на помощь неимущим семьям.

Ури Ариэль, координатор проекта, был ответственен за «крышу» фирмы со стороны государства. Он также пытался договориться  с Сохнутом, но это было нелегко. В начале Сохнут пытался всячески вставить палки в колеса «неформалам». Ариэль вспоминает: «Директор отделения алии и абсорбции все время пытался получить о нас информацию, и выяснял, кто мы, собственно, такие. На одном из заседаний Ханан Порат сказал ему: «Ведь правда, что была Хагана и была «вторая организация»? Так вот, мы - «вторая организация». Мы объяснили ему, что именно неформальная организация, имеющая правильные связи, может добиться того, что они не могут. У Сохнута были очень ограниченные возможности давать взятки, а тысячи евреев ждали репатриации. Так что же мы сделали плохого?»

«Неформалы» вспоминают и хороших работников Сохнута. Эцион рассказывает о представителе Сохнута в Бухаресте Арье Ицхаки, на которого свалились десятки репатриантов, внезапно появившихся в городе благодаря стараниям «Офека». «Когда мы привезли ему три самолета репатриантов, Ицхаки не поверил своим глазам. Он стоял перед самолетом и бормотал: «Где же я их всех размещу?». Потом обнял нас и сказал: «Сволочи вы этакие!»

В любом случае, денежной помощи от Сохнута было ожидать трудно. Практически всю деятельность «Офека» спонсировали бизнесмены, знавшие членов шайки по их предыдущей деятельности. В начале сбором средств занимался Моше Йогев, потом эстафету перенял Микки Вассертайль, развернувший активную деятельность в Канаде, США и других странах. Спонсоры не получали в данном случае освобождение от налогов, и вообще не очень понимали, куда идут деньги. Они только знали, что нужно помочь евреям, оказавшимся в беде. Ариэль рассказывает, что однажды потенциальный спонсор попросил хотя бы список из тысячи фамилий евреев, которым оказана помощь в выезде в Израиль. Но активист «Офека» объяснил ему, что на сбор такой информации просто нет времени. Спонсор выписал чек, ничего не проверяя, и список с фамилиями был выслан ему позже.

Деятельность фирмы «Офек – Алия ве-Клита» завершилась в 1993-м году, когда стало ясно, что в ней больше нет надобности, так как «пробка рассосалась». А что же репатрианты той эпохи? Большинство из них до сих пор ничего не знают о тех, кто помог им в выезде.

Эта история всплывает не из забытых архивов, а из памяти еще относительно не старых людей. В связи с этим, встает неизбежный вопрос: почему они ничего об этом не рассказывали?

Моше Йогев объясняет, что в начале приходилось молчать, так как в эту историю было вмешаны органы КГБ. Кроме того, часть израильского истэблишмента не одобряло деятельность «Офека». Пять лет назад Йогев предложил Ариэлю опубликовать рассказ  об их компании, ставшей частью нашей истории. Но Ариэль отказался.

Сегодня Ури Ариэль говорит о деятельности «Офека» практически в первый раз: «Есть вещи, которые не нужно рекламировать. Но мы все же решили рассказать вам об этой странице нашей жизни, чтобы показать, как простые люди могут добиться очень многого. Нам было тогда тридцать пять, мы были достаточно молоды. Из всего этого можно сделать вывод, что любая небольшая компания, решившая добиться национальной цели, может, с Божьей Помощью, сдвинуть с места огромные системы государственного уровня и изменить реальность. Когда мы начали это дело, у нас не было ничего, кроме смелости и ощущения справедливости, и у нас получилось».

 

Офра Лакс

Журнал «Бе-Шева»

 

Полная версия на иврите
www.leumi.org.il/index.php
Если Вам показалась интересной эта статья, пожалуйста, распространите ее где только сможете.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments